Не знакомится с клоном мэрилин монро

Мэрилин Монро. Жизнь и смерть секс-символа Америки (fb2) | Флибуста

не знакомится с клоном мэрилин монро

Так вот, до тых Мэрилин Монро играла почти исключительно в кинотрэше про то, как на ми бракоразводных процессах, Розлин знакомится в баре с ковбоем и летчиком. Первый раз за всю кинокрарьеру героиня Монро не ищет, как бы . Так то клон Хауса. А вот если б совсем уникальное, наше?. У некоторых звезд есть клоны Жизнь Бейонсе на самом деле не то, чем кажется. Есть согласные поверить, что смерть Мэрилин Монро и .. Давайте знакомиться · Все на свете · 5 лукбуков российских диз. Невероятная, сексуальная и легендарная Мэрилин Монро отправляется в Англию для .. На съёмочной площадке они знакомятся и Колин наблюдает за не и миллионы светловолосых барышень клонами заполонили улицы.

Она была любимым предметом сплетен в течение четверти века. Такие красавицы были гетерами, гейшами, они были так хороши, что сами выбирали себе поклонников, покровителей и мужей. Кем была описанная в романе "Регтайм" Эвлин Несбит, ставшая международной знаменитостью? А кем, в конце концов, была Памела Гарриман, пока не вышла замуж за стареющего дипломата?

не знакомится с клоном мэрилин монро

Прежде всего, хочу заметить, что Памела Гарриман — англичанка, а не американка, во-вторых, особенность описанных мною русских супер-Наташ заключаются в том, что они - недавняя разновидность такого рода охотниц за богатством. Конечно, и среди американок, обитающих в Верхнем Ист-Сайде, есть немало блондинок совершенно того же сорта, что и Наташи, и, может быть, через несколько лет я буду писать о них или еще какой-то разновидности, но пока в нью-йоркском обществе лидируют те девушки, о которых написана моя статья.

Я не придумал факты в своей статье, это все было на самом деле, я только попытался разобраться в психологии этих женщин: Я понял, что они очень опасны. Я не хочу сказать, что все молодые хорошенькие русские женщины представляют опасность для американских мужчин, я хочу только сказать, что некий круг ошеломительных красавиц, пользующихся большим успехом среди мужчин и отличающихся чрезвычайно хищными нравами, стал наиболее заметной русской достопримечательностью в Нью-Йорке.

не знакомится с клоном мэрилин монро

Дадим слово российским красавицам, обосновавшимся в Нью-Йорке. С ними в манхэттенском ресторане "Дядя Ваня" беседует Рая Валь. Американцев сюда привлекает не столько хорошая кухня и приятная обстановка, хотя и с этим все в порядке, сколько обилие русских красавиц, включая саму хозяйку.

С нее и начну. Маруся Трошина - высокая стройная блондинка лет тридцати. Вызывают ли у Маруси сочувствие американские бизнесмены, попавшиеся на удочку русских красавиц? Эти богатые американские дяди покупают себе красивую игрушку так же, как дом на Манхэттене или на Палм-Бич. Женщина для них, я уверена, идет в той же категории. И потом так случилось, что сейчас сразу несколько таких судов известных произошло и они их сгруппировали в "русскую историю".

А мы каждый день читаем про других американских девушек, которые бесконечно занимаются тем же самым. Вы помните ту историю молодой барышни с огромной грудью, которая вышла замуж за летнего миллионера, который умер от счастья на следующий день? Одна проблема — родственники не были согласны, что они достаточно долго были женаты, и ей годы пришлось бороться за эти миллионы.

Я спрашиваю Марусю, знает ли она подобные истории с русскими красавицами? Во-первых, я знаю всех тех девушек, о которых идет речь в этом журнале. Они все замечательные девушки. И потом я вам хочу сказать еще, что иметь длительные серьезные отношения с подобными мужчинами - дело очень сложное. Когда кто-то начинает им завидовать, я говорю: Попробуйте наступить на собственную песню.

Во-первых, надо выглядеть, что тоже тяжелая работа, каждый день себя приводить в порядок и заботиться о. Я спрашиваю, есть ли у нее богатые поклонники американцы? Легко ли с ними? Очень легко, просто. Они цветы приносят, они комплименты говорят. Другое дело, что меня никто не пытался купить. Они понимают, что я независимая женщина, у меня свой бизнес. Как вам сказать… Может, я таких и дядечек не встречала еще, уж очень богатых.

Москвичка Ирина Бровина, еще одна русская красавица — завсегдатай кафе "Дядя Ваня". Занимается Ирина тем, что торгует акциями. Это обеспечивает ей финансовую независимость. В возможность разбогатеть благодаря своей внешности она не верит.

Я думаю, что это большая ложь. Я знаю некоторых таких девушек, они все живут такой мечтой, что они встретят богатого американца. Обыкновенная жизнь - как она там, так она и. Рассчитывать на то, что ты выйдешь замуж за богатого? Я знаю очень много судеб, в частности, моя близкая подруга — печальный конец.

Двое детей, раз в год, и в итоге она остается только в минусе при разводе, а не в плюсе. То есть ей надо все - свою красоту, желания, а тем более, молодость - подчинять какому-то старому человеку. Это все время с протянутой рукой. Мне бы такой судьбы не хотелось. Богатый человек всегда найдет, как спрятать свои капиталы. Мы это знаем очень хорошо, можем дать советы. Поэтому рассчитывать на то, что при разводе они получат пару миллионов, это все неправда.

Есть у нас в передаче и свой холостяк с Ист-Сайда, знаток русских женщин и завсегдатай кафе "Дядя Ваня". Его зовут Ричард Бей. Я совершенно не осуждаю русских девушек, о которых говорится в статье. Не такие уж они и барракуды. А чем наши голливудские звезды лучше?

Они делали то же. Некоторые из них спали со старыми режиссерами только для того, чтобы получить роль. Разве мы осуждаем Мэрилин Монро? Что, вы думаете, она делала каждый день, чтобы стать секс-символом Америки? Каждый живет по своим правилам. Ну, а мужчин, которых они якобы обирали, вам не жалко? О чем вы говорите? Эти мужчины - бизнесмены.

Всю жизнь они только и делают, что покупают, продают и следят за тем, чтобы их не обманули. Они не дураки в мире бизнеса, и когда они знакомятся с прелестной молодой женщиной из России, они думаю, что легко смогут ею управлять. Но эти молодые женщины не глупее. Да и сам автор статьи о супер-Наташах Майкл Гросс признает, что мужчины, которые имеют с ними дело, как правило в сочувствии не нуждаются.

Он приводит признание молодого банкира с Уолл-стрит о том, как он и люди его круга обращаются с алчными красавицами. А ведь на них написано, что они хотят только денег. Ну, так мы даем им поглядеть на сияние золотишка, потом пользуемся ими, а потом выбрасываем. Мы с ними обращаемся как с акциями: Учим их американскому капитализму в чистом виде".

Кроме того, я думаю, что как-нибудь акулы секса и акулы Уолл-стрит поладят между собой, у них много общего. Я вспоминаю занятную историю из какого-то американского фильма, где пресыщенному богачу приводят проститутку. Она применяет весь свой соблазняющий арсенал, но уже через минуту надоедает богачу и он велит ей убираться.

Тут в ней взыгрывает профессиональная гордость и она начинает шептать с придыханием: Лицо богача светлеет и все кончается хэппи-эндом. В США больше десятка посреднических бюро занимаются американо-русским сводничеством. Причем, статистика показывает, что наиболее устойчивые браки, - между американскими мужчинами и русскими женщинами. Вот как это объясняет летний Крис Иленфелд, один из тех, кто нашел свое счастье в Москве и уже четыре года живет с русской женой.

Я устал от американских женщин. Они помешаны на карьере, на обеспеченности, на уверенности в завтрашнем дне. Они смотрят не на мужчину, а на его автомобиль и адрес. А я мечтал встретить женщину, которая заглянула бы мне в. Как раз к нашей теме… А вот что говорит Линн Виссон, автор книги о смешанных браках "Женатые незнакомцы", перевод которой готовится к изданию в Москве. Хотя то, о чем говорит автор, это явление, которое, безусловно, существует, то есть это молодые девушки, которые приезжают в Америку из России и которые интересуются только деньгами, которые хотят во что бы то ни стало поймать богатого мужа, желательно миллионера, я считаю, что автор в своей статье создает очень искаженное впечатление о русских женщинах и несправедливое.

Потому что я знаю по моей работе над книгой о русско-американских браках, что далеко не все русские девушки и женщины, которые приезжают в Америку, это хищные аморальные женщины, которые только интересуются деньгами.

Конечно, американцам очень нравится красота русских женщин и женственность, но когда я разговаривала с сотнями русских женщин молодых, это девушки, которые хотят нормальную жизнь, они хотят быть женами, они хотят иметь детей, они хотят работать, они не хотят быть куртизанками или, скажем прямо, проститутками.

Они хотят нормальную жизнь в нормальных экономических условиях с мужчиной, с которым у них какой-то общий язык. И особенно, если у них маленькие дети, они хотят, чтобы мужчина относился к детям как отец, и американцы гораздо охотнее женятся на женщине с детьми, чем в России.

Я изложила эти мысли в письме в редакцию, я не знаю, опубликуют ли они письмо. И вот один из примеров. Автор книги о русской эмигрантской литературе, профессор из Вашингтона Джон Глэд. И это было не простое любование: Мэрилин пробуждала первобытное желание. Живи она в Средневековье — ее бы наверняка обвинили в колдовстве.

Или в том, что она — подменыш, дитя фейри. Только ведьмы и феи умели быть настолько неотразимыми. Я не мог заморозить Мэрилин и рассчитывать, что у меня получатся ее фотографии. Она была полной противоположностью Элизабет Тейлор. Лиз Тейлор всегда на месте. Ей нужно только повернуться в указанную сторону и замереть. Лиз — это факт красоты. Замри Мэрилин на одну минуту — и ее красота сразу испарилась. Возможно, Берт Стерн почти разгадал ее тайну, допустив эту мысль: Потому что Мэрилин все же была женщиной из плоти и крови.

Женщиной, которая могла радоваться, страдать, капризничать, тревожиться, влюбляться, болеть, умереть.

Тогда как фантазии неуязвимы и бессмертны… Впрочем, даже доказательства уязвимости Мэрилин, даже шрамы на ее теле, оставшиеся от операций по удалению желчного пузыря и аппендицита, выглядели сексуально.

Кожи цвета шампанского, цвета алебастра… абсолютно восхитительной. Мэрилин Монро называли секс-символом.

Иконы красоты XX века: 1950-е гг.

И мало кто понимает, что в е годы это было сродни оскорблению. Девушка сродни пин-ап картинкам, которыми американские дальнобойщики украшали свои кабины. Символ — это ведь вещь… Мне неприятно быть вещью. Но на самом деле она все прекрасно понимала. Чем более зрелой она становилась, тем лучше она сознавала свою сексуальную привлекательность. Она использовала секс, как могучее оружие. И была тем более неотразима, что умудрялась при этом казаться невинной.

Как очень юная девушка, только открывающая для себя телесные радости. Он снимал Мэрилин задремавшую, завернутую в простыни, и эти фотографии ей особенно понравились. И при этом он продолжал верить, что, флиртуя с ним через видоискатель камеры, Мэрилин оставалась в глубине души невинной: Ее невинность меня забавляла. Я видел девушку, которая, как все считали, отлично понимала, как реагируют на нее мужики, а она просто не замечала этого, она жила в другом пространстве. Она была искренней, как ребенок.

Я считаю, что должна остаться с этим парнем одна. И другие фотографы, работавшие с ней, рассказали о том, что испытали нечто подобное: Она умела флиртовать с объективом фотоаппарата. Она умела флиртовать с кинокамерой. Да, соблазнять — это было ее природой. Именно это было ее целью. Чтобы камера влюбилась в. Чтобы камера ее хотела. И человек, который стоит за камерой… Тогда получатся те кадры, которые сведут с ума зрителей в кинозале.

И тех, кто увидит ее фотографии. О фотографиях Киркленда, которые ей особенно понравились, Мэрилин сказала: Для нее было важно нравиться обычным зрителям. До сих пор популярны постеры и календари с ее фотографиями. Но именно попытки примерить на себя ее стиль, ее образ доказывают, что она была неповторима.

Ни одна, даже самая красивая, женщина не может овладеть ее магнетизмом. И никакой оттенок краски для волос, никакая помада и правильно нарисованные стрелки не помогут. Правда, был у нее еще один любимый парфюм, о котором менее известно: Но те, кто знал актрису лично, вспоминали о ее собственном восхитительном чувственном телесном аромате, пробивающемся сквозь флер духов. Воссоздать ту гамму ароматов, которая ассоциируется с Мэрилин. Светлый мускус, пахнущий, как кожа блондинки. Благоухание алых роз, которые она любила.

Искристый запах шампанского, которое было для нее любимым лакомством. Прохладный ирисовый запах пудры. И обязательно — сладость: Без сладости парфюмерный образ Мэрилин Монро не существует. Потому что она кажется сладкой и нежной. А между тем современники считали, что лучшую характеристику Мэрилин дал кинооператор Джек Кардифф: Быть может, именно в этом заключался ее секрет. Один из множества ее секретов.

Будущая Мэрилин Монро появилась на свет 1 июня года, в общей палате городской больницы Лос-Анджелеса. И назвали ее… Тут-то и начинается путаница. В регистрационной книге новорожденная была записана как Норма Джин Мортенсон.

Ее мать, Глэдис Перл Монро Бейкер, дала малышке фамилию своего второго мужа, изменив в ней одну букву. Меж тем Мартин Эдвард Мортенсен, которого ветреная Глэдис бросила за пару лет до этого, почти наверняка не имел никакого отношения к ее ребенку. Поступок молодой матери можно списать на то, что в е годы прошлого века консервативное общество не очень-то приветствовало рождение детей вне брака.

Но чем объяснить перемену буквы, если только это не была случайная описка?. Что касается двойного имени Норма Джин, то, если верить многочисленным биографам, Глэдис и ее подруга Грейс Мак-Ки, беззаветно влюбленные в мир кино, составили его из имен своих любимых актрис — Нормы Толмэдж и Джин Харлоу. Эти моменты важны и в контексте реальной жизни Мэрилин Монро, и для мифа, усердно сотканного кинозвездой и десятками противоречащих друг другу интерпретаторов, но начавшего твориться с первых дней ее земного пути — как будто бы самой судьбой.

Казус с фамилиями двух мужей Глэдис, ни один из которых не доводился отцом Норме Джин, при других обстоятельствах мог бы показаться и забавным. Мэрилин часто вводила в замешательство беседовавших с ней журналистов. В следующий раз, отвечая на аналогичный вопрос другому интервьюеру, она скажет: Истории двух голливудских блондинок действительно до странности схожи.

Обе взяли в качестве псевдонимов фамилии своих матерей, обе прославились благодаря сногсшибательной сексапильности, обе не были счастливы в любви, обе умерли молодыми. В фильме о Харлоу Монро едва не сыграла главную роль. Что же до настоящих родственников Мэрилин… Без разговора о них не обходится ни одна мало-мальски подробная ее биография. Конечно, вообще редко какой-либо биографический труд обходится без упоминаний о родне героя, но этот случай — особый.

Ведь именно с историей семьи кинозвезды связана значимая часть мифа о Мэрилин Монро — теория о наследственном безумии, преследовавшем как страшный рок все ветви ее рода из поколения в поколение. Действительно, известно, что и Мэрилин, и ее мать, и бабка страдали расстройствами психики. Но точного и однозначного диагноза так и не поставили даже самой актрисе. Нет никакой уверенности, что все три женщины болели одной болезнью, и тем более — что эта болезнь могла передаться по наследству.

О родственниках Нормы Джин со стороны отца мы, естественно, не знаем. Предки же ее по материнской линии приехали в Америку из Ирландии и Шотландии. Еще совсем юным, в 19 лет, он женился на Дженни Нэйнс. Эту разумную и прагматичную девушку поначалу, вероятно, впечатлили начитанность и широкий кругозор бедняка, самостоятельно овладевшего грамотой.

Не пьяница и не гуляка во всяком случае, нам ни о чем таком не известноон был… чересчур добр и щедр. И вот это уже действительно часто шло не на пользу его близким. После двадцати лет непрерывных ссор Дженни подала на развод и, взяв детей, вернулась в свои родные края. Поступок, скажем прямо, нетривиальный для Америки х годов XIX века. Тилфорд не был одинок: В 77 лет он женился. А через пять лет, когда его ферма разорилась, а здоровье катастрофически ухудшилось, Тилфорд, не желая быть никому в тягость, покончил с собой, накинув на шею петлю.

Самой яркой натурой из трех детей Тилфорда и Дженни была Делла Мэй — будущая бабушка актрисы. Она не переняла ни отцовской любви к литературе, ни материнской рассудочности. Рыжеволосая девчонка с зелеными глазами была прогульщицей и заводилой. В девять лет она навлекла на себя гнев школьного директора, подбив одноклассников вместо урока отправиться к пруду — половить рыбу и искупаться.

Когда Делле исполнилось пятнадцать, учителя уже ни за что на нее не сердились, поскольку к тому моменту она давно и думать забыла о школе. За Деллой Хоген — пусть и не писаной красавицей, но очень привлекательной, жизнерадостной и веселой — парни ходили табунами, и, судя по всему, ей это нравилось. В мужья она в конце концов выбрала маляра-ремонтника Отиса Элмера Монро. Много позже Делла описывала его так: Отис Монро был на десять лет старше летней невесты и мог напоминать ей ее отца: Правда, в отличие от Тилфорда, Отис был еще и амбициозен.

Он мечтал когда-нибудь бросить ремесло маляра и стать настоящим художником, изучив искусство живописца не где-нибудь, а в Париже. Как и у Деллы, у Отиса были рыжие волосы — хотя и не такого огненного оттенка. Зато огненностью темпераментов эти двое, по-видимому, не уступали друг другу. Что немаловажно для нашей истории — Отис Элмер Монро считал себя прямым потомком Джеймса Монро, пятого президента Америки. Вскоре после свадьбы молодожены покинули Соединенные Штаты, направившись — нет, не во Францию, а в Мексику, где Отис получил работу на строительстве железных дорог.

Там, в городке Пьедрас-Неграс, в мае по некоторым источникам — года родилась мать Мэрилин Монро — Глэдис Перл. В самом Лос-Анджелесе Монро продолжали пересажать с места на место, за шесть лет сменив около дюжины съемных квартир.

Кочевнический образ жизни, хотя Делле, да и ее мужу, было к нему не привыкать, не способствовал ладу в семье. Все четверо жили в постоянном напряжении: Впрочем, материнские оплеухи были не так страшны, как разрушительная ярость отца.

Не раз Делла, подхватив детей, спасалась от мужа у соседей. Однажды Отис рассвирепел, наблюдая за мирной сценкой: Глэдис, играющей с котенком. Выхватив зверька у дочки, он со всего размаху швырнул его об стену. Причины такого поведения крылись не только в дурном нраве главы семейства и в житейских невзгодах, но и в недуге, о котором до поры до времени никто не подозревал. То, что Отис Монро серьезно болен, стало очевидно только в году.

Он стремительно терял память, у него дрожали руки и ноги, изменился и его характер — домашний тиран превратился в истерика, то и дело заходящегося в плаче. Летом го Отиса наполовину парализовало. Врачи диагностировали последнюю стадию сифилиса нервной системы — болезни, с которой тогда еще не умели справляться.

Первые месяцы Делла навещала супруга в больнице, но картина угасания любимого некогда человека оказалась для нее невыносимой. Отис стал неузнаваем даже внешне, да и сам уже никого не узнавал. Оправданием для Деллы, оставившей мужа умирать в одиночестве, в какой-то мере служило то, что она устроилась работать прислугой, чтобы прокормить детей. В июле года летний Отис Элмер Монро скончался. Детям Делла назидательно сообщила: Этим она заложила мощный кирпич в фундамент мифа о семейном безумии — ведь семилетняя Глэдис, разумеется, запомнила ее слова.

Между тем не подлежит сомнению, что болезнь Отиса была вызвана органическими причинами. Делла Мэй осталась молодой вдовой. Ей было всего 33 года, и ей хотелось жить. А жизнь теперь, как и в юности, представлялась Делле нескончаемой чередой поклонников… ну, насколько это возможно, когда работаешь прислугой и у тебя двое маленьких детей.

В доме на Боулдер-стрит всегда было весело, но много лет спустя Глэдис с грустью вспоминала: Пару раз Делла, в чаду влюбленности, торжественно сообщала детям, что помолвлена, но эти помолвки, настоящие или воображаемые, ни к чему не приводили. К 13—14 годам Глэдис Перл превратилась в очаровательную девушку, живую, кокетливую и смешливую.

На нее, как когда-то на ее мать, очень рано начали заглядываться и сверстники, и взрослые мужчины. Рыжеватый оттенок светло-каштановых волос она унаследовала от родителей — но не унаследовала присущего обоим яростного деспотизма и взрывного темперамента. Того, как мать поступила с летним сыном, Глэдис не смогла ей простить до конца жизни. Мэрион внес свой вклад в копилку причуд и печалей семейства Хоген-Монро.

Как и его дед Тилфорд Мэрион, в 19 лет он женился — подделав метрику, чтобы считаться совершеннолетним. И, как и дед, покончил жизнь самоубийством — причем, в отличие от Тил форда, во вполне цветущем возрасте.

не знакомится с клоном мэрилин монро

Где-то в январе года Делла без памяти влюбилась в Чарльза Грейнджера — повидавшего мир вдовца, пленившего ее рассказами об Индии и Юго-Восточной Азии. Но в путешествие, именуемое браком, эти двое пускаться поостереглись, хотя поселились вместе и Делла в разговорах с родней и подружками называла Чарльза своим мужем.

Влюбилась и Глэдис — в человека, как это уж было заведено в ее семье, очень мало ей подходящего. Не удался и этот союз. Он наградил Глэдис двумя детьми и двумя сотрясениями мозга. В июне го она подала на развод. И заодно в том, что она мало внимания уделяет домашним хлопотам. Последнее походило на правду — охочая до развлечений Глэдис действительно не была прилежной хозяйкой. Убедив суд, что такой женщине нельзя доверить воспитание детей, Бейкер увез их — практически выкрав, когда малыши оставаясь на попечении бабушки.

Сын этой четы, Роберт Кермит, которого домашние отчего-то называли Джеком, погиб в ранней юности — еще одна печальная страница в семейной истории.

Дочь, Бернис Инес Глэдис, встретилась со своими матерью и единоутробной сестрой Нормой Джин лишь долгие годы спустя.

Биографы часто упрекали Глэдис в равнодушии к старшим детям, которое-де затем распространилось и на младшую дочь. Однако дотошный исследователь жизни Мэрилин Монро Рэнди Тараборелли нашел свидетельства того, что Глэдис, мягкая и ведомая, совсем не борец по натуре, в этом случае пыталась бороться. Родственники бывшего мужа, с которыми она списалась, заверили ее, что дома в Кентукки Джаспер с детьми не появлялись.

И Глэдис, у которой не было денег не только на адвоката, но даже на билет на поезд, отправилась на поиски автостопом, в тщетной надежде посещая все места, где, как ей думалось, мог затаиться Джон Бейкер. Через четыре месяца она возвратилась в Лос-Анджелес. По правде говоря, я привыкла постоянно спорить с.

Но во время этого поиска она погасла. Этим дело не кончилось. Пришло письмо от брата Джаспера, Одри Бейкера. Он сознался в обмане: И Глэдис поехала во Флэт-Лик. Добравшись до города, она остановилась напротив дома бывшей свекрови. И… Еще минуту назад молодая женщина была полна решимости постучать в дверь и потребовать детей. Но сквозь живую ограду, окружавшую двор, она увидела весело играющих Бернис и Джека. Они смеялись, они казались абсолютно довольными… Они так и не заметили, что мать грустно смотрит на них с другой стороны улицы.

Почувствовав себя ненужной, Глэдис тихонько ушла. Нет, она не сдалась. Но погрузилась в раздумья. И детей отнимут опять, уже навсегда.

А значит, она, Глэдис, должна доказать Джасперу, суду, всему миру, что может быть хорошей матерью и достойно воспитать сына и дочь. А значит, она должна измениться, на самом деле стать. Сменив свои недорогие, но модные и вызывающие наряды на строгие скромные одеяния, отложив в сторону пудру и помаду, она нанялась няней в респектабельную семью, проживавшую в окрестностях Луисвилля, самого большого города штата Кентукки.

Трехлетнюю девочку, о которой Глэдис предстояло заботиться, звали… Норма Джин. Встретили ее сухо и неприязненно. Сына она не увидела — тот лежал в больнице. Ей разрешили немного поиграть с дочкой под бдительным присмотром бабушки, после чего вежливо, но твердо указали на порог. Вскоре Коэны заметили, что их идеальная няня ведет себя как-то странно.

Глэдис то разговаривала с собой, то жаловалась на постоянно преследующих ее незнакомцев, которых, кроме нее, никто не. Незнакомцы крались к дому, прятались под кухонным столом, вторгались в ванную… Молодая женщина начала слышать голоса, звучащие в ее голове. Деликатно, не называя истинной причины, Коэны сообщили няне, что больше не нуждаются в ее услугах. Поцеловав на прощание в лоб спящую Норму Джин и укутав ее одеялом, Глэдис ушла. Роз Энн готова была часами беседовать с матерью знаменитой Мэрилин Монро.

Запомнилось ей и то, что необычная пациентка уверяла: После отъезда Джаспера Глэдис пробовала жить вместе с матерью — полуроман, полубрак Деллы с Грейнджером был таким же бурным и суматошным, как и прочие ее отношения с мужчинами, любовники то разъезжались, то съезжались вновь. Одно время Делла и Глэдис даже снимали на пару особняк неподалеку от моря, но ужиться не смогли — мать и дочь ссорились, словно две школьницы. Поэтому молодая женщина перебралась в лос-анджелесский район Голливуд, уже тогда известный как сердце американской киноиндустрии.

Глэдис быстро подружилась со своей начальницей Грейс Мак-Ки. Вопросов, кто главный в этом тандеме, ни у кого не возникало и вне службы. Энергичная разведенная и бездетная Грейс, которая была старше Глэдис на семь лет, взяла подружку-подчиненную в оборот. Когда они вдвоем шли по магазинам, Грейс выбирала одежду для них обеих.

Она уговорила Глэдис выкрасить волосы в вишневый цвет. На серую мышку Глэдис, конечно, никогда не походила, но неудивительно, если после пережитых событий она была подавленной и менее общительной, чем обычно.

Подруги сняли вместе квартиру, где вечерами напропалую веселились с друзьями и ухажерами. С мужчинами Грейс Мак-Ки была смела и не слишком сентиментальна.

Глэдис Бейкер, и без того не робкая, и в этом следовала ее примеру. Один из романов Глэдис привел к недолгому браку — с упомянутым выше Мартином Эдвардом Мортенсоном, сыном выходцев из Норвегии. Это вроде бы сулило союзу некую основательность. Однако Глэдис явно не была готова к семейной жизни и через несколько месяцев сбежала от второго мужа. Потосковав и предприняв несколько попыток вернуть блудную жену, тот подал на развод. Никаких доказательств тому, что именно Гиффорд был отцом Мэрилин Монро, биографам не удалось добыть и доселе.

Жениться на Глэдис этот весьма самоуверенный молодой человек, очевидно, не помышлял и никакого интереса к своей гипотетической дочери не проявил.

Более того, когда в кинолаборатории устроили сбор денег в пользу новорожденной и ее мамы, один только Гиффорд демонстративно уклонился от участия. В ту пору, когда Глэдис носила под сердцем третьего ребенка, ее мать Делла Мэй была ходячей достопримечательностью Хоторна, пригорода Лос-Анджелеса, в котором проживала.

Как и в молодости, она экстравагантно одевалась, щеголяла в широкополых шляпах, украшенных цветами. Но не столько возраст, сколько подтачивавший изнутри недуг наложил неизгладимый отпечаток на ее облик. Вот как описывает ее в возрасте 49 лет со слов очевидцев Рэнди Тараборелли: Теперь она выглядела неопрятно, волосы истончились и стали напоминать мотки проволоки, которые, казалось, были прилеплены к ее голове.

Деллу так сильно изменило не только естественное старение. Когда-то она была общительной, быстрой, остроумной, с яркой индивидуальностью. Губы, покрашенные ярко-красной помадой, постоянно улыбались. Однако через какое-то время ее глаза потухли. С годами она стала отдаляться от людей. Отчуждение внезапно сменялось приступами бешенства. Делла могла закатить скандал из-за любого пустяка кому угодно и где угодно, разразиться бранью прямо посреди улицы.

Ида Болендер, чей дом стоял напротив Деллиного, вероятно, не раз наблюдала подобные сцены, а иногда и унимала разбушевавшуюся соседку. Ида, благочестивая прихожанка местной протестантской церкви, делила свое время между воспитанием приемных детей за умеренную плату и делами прихода.

В ее обязанности входила распродажа пожертвованных церкви вещей. В один из таких визитов, осенью года, Делла посетовала на беременность своей незамужней дочери. В ответ на сочувственные расспросы Ида с изумлением услышала, что будущая бабушка, несмотря на все ее беспокойство, вовсе не намерена хлопотать вокруг растущего живота Глэдис и вот-вот отправится вместе со своим сожителем Грейнджером в путешествие по Азии.

По сути, две эти женщины — полубезумная Делла и святоша Ида — и определили участь Нормы Джин еще до ее рождения. Но поведение Глэдис лишь подтвердило правильность этого решения. Молодой женщине хватило силы воли отказаться от аборта как самого легкого выхода из положения и отважиться выносить дитя.

Однако потом, в больничной палате, ею овладела апатия — возможно, вызванная послеродовой депрессией. Глэдис достаточно легко поддалась на уговоры вернувшейся из странствий матери. А впервые о детстве Нормы Джин Бейкер публика узнала из многочисленных интервью, данных Монро разным изданиям в разные годы. Все эти источники рисуют картину мрачную, устрашающую, неприглядную, словно вышедшую из-под пера Диккенса или братьев Гримм.

Ранние годы кинозвезды, по ее словам, изобиловали ужасами. Почти все позднейшие биографы Монро сходятся в одном: Авторы книг о Мэрилин потратили немало времени, чтобы отделить зерна от плевел, факты от преувеличений и выдумок. Душераздирающие байки отчасти были коммерческим ходом, ведь сказки о золушках хорошо продаются всегда и везде.

Но в то же время они отражали подлинные чувства Мэрилин. Утрируя, она подчеркивала ощущение неприкаянности, которое, судя по всему, не покидало ее не только в ранние годы, но и потом, в пору беспримерной, фантастической славы. Норме Джин казалось, что она не нужна никому. Особенно той, кто вытолкнула ее в этот мир. Мать не хотела, чтоб я появилась на свет… вероятно, я ей могла в чем-то помешать.

Мое рождение, должно быть, каким-то образом запятнало. Ида Болендер, первая воспитательница Нормы Джин, в чьем доме девочка прожила до семи лет, бесспорно, заслуживает нашего внимания. Вот ее портрет руки Тараборелли: Она была похожа на классическую сельскую учительницу. Возможно, она была бы привлекательной, если бы ее это интересовало. Однако у нее не было времени заниматься своей внешностью. Ее прическа говорила об этом красноречивее любых слов. Ее волосы были неровно обрезаны по кругу прямо под ушами, они выглядели так, как будто она взяла ножницы и, не глядя, обрезала.

Завершал картину черный как смоль чепец на голове… Ее одежда также много говорила о. Она постоянно носила один и тот же фасон — платье с короткими рукавами, которое мешком висело на. Ида и ее муж Альберт Уэйн, местный почтальон, были, судя по всему, людьми отнюдь не бессердечными, но сдержанными и строгими.

Однако же Нэнси Джеффри, прожившая у Болендеров несколько лет, вспоминала: Это была любящая семья, счастливый дом, полный детей. Мать была очень трудолюбива.

не знакомится с клоном мэрилин монро

Она сама шила мам одежду Она любила нас, хотя не говорила нам об. Она заботилась, чтобы с нами ничего не случилось. Всякий раз, когда мы выходили из дома, не важно куда, она говорила: У нас в саду было полно слив, яблок и лимонов. Было одно огромное фиговое дерево, на которое любили залезать Норма Джин и Лестер — наш брат, единственный, кого мама и отец официально усыновили.

10 очень странных фанатских теорий о звездах - Звезды - ciojuiponguo.tk

Они затаскивали туда одеяла и делали там себе домик. У нас были цыплята и кролики, и папа даже купил козу, потому что у некоторых из нас в раннем возрасте была аллергия на коровье молоко. Мы играли на улице, пели любимые песни, а иногда папа рассказывал нам разные истории. Еще сохранилось детское воспоминание, что в дождливые дни нам приходилось сидеть дома, и мы делали домик под столом в столовой, переворачивая стулья и ставя их на стол, чтобы получились стены.

Затем все это накрывалось одеялами. Мама даже иногда позволяла нам там завтракать. Рисуется картинка почти идиллическая. Но в е — е годы на всей планете насчитывалось не так уж много противников телесных наказаний, и Ида Болендер не принадлежала к.

Отшлепать или отстегать ремнем провинившегося ребенка она почитала за педагогическую норму, более того — за священный педагогический долг. Однажды Делла Монро увидела из окна своего дома, как Ида задала трепку Норме Джин — девочка, которой не сравнялось еще и года, опрокинула миску с кашей, которой ее кормили за столиком в саду. Возмущенная бабушка пулей перелетела дорогу, чтобы вступиться за внучку. С тех пор Ида Болендер начала опасаться соседки. Возможно, именно этими страхом навеяна кочующая из книги в книгу, из статьи в статью жуткая история — о том, как обезумевшая Делла якобы пыталась придушить подушкой месячную Норму Джин.

Мой сон прервался, я боролась за жизнь. Что-то давило на лицо. Реальное это воспоминание или ложное, позднейшее, навеянное словами опекунши?

В пересказах разнятся даже внешние обстоятельства дела. То ли Делла Мэй забрала к себе внучку на несколько послеполуденных часов, как делала регулярно, а Ида зашла за Нормой Джин и заметила нечто неладное. Что именно — еще вопрос. По одной из версий — всего лишь закашлявшегося и покрасневшего ребенка.

Возможно — бабушку, поправлявшую подушку запутавшейся во сне внучке. Примерно месяц спустя после момента, к которому относят это событие, Деллу Мэй Монро поместили в Норфолкскую больницу. Там она и умерла — в возрасте 51 года. К тому же проблемы с сердцем и сосудами ослабляли кровоснабжение мозга, что влияло на психику и делало женщину, и всегда-то эмоционально неустойчивую, с трудным характером, и вовсе невыносимой для окружающих.

Глэдис переехала в Хоторн не только из-за ухудшавшегося здоровья матери. Потом, когда девочка уже вышла из младенческого возраста, Глэдис вернулась в Голливуд и устроилась на работу сразу в две киностудии. В скромно обставленном жилище Иды и Уэйна Глэдис выглядела пришельцем с другой планеты, диковинным экзотическим цветком. Выкрашенные в вишневый либо в оранжевый цвет волосы, кричащий наряд, сигарета в руке, подчас — и запах алкоголя.

Из милосердия, из-за благовоспитанности и из-за дополнительной платы, которую вносила Глэдис Бейкер за право понянчить собственную дочь.

не знакомится с клоном мэрилин монро

Когда девочка доросла до длинных прогулок, Глэдис стала придумывать для нее развлечения, которые хотя бы с утра до вечера вырывали Норму Джин из однообразного, устоявшегося однажды и навсегда уклада дома Болендеров. Районы и пригороды Лос-Анджелеса, как известно, очень отличаются друг от друга. Жизнь там била ключом. Вдвоем мать и дочь устраивали пикники на пляже в Сансет-Бич, радостно опустошая корзинку с припасами, болтая о том о сем и нежась на солнце.

Ахали, восхищаясь ловкостью акробатов и жонглеров на площади Святого Марка в лос-анджелесской Венеции. Или просто садились на трамвай, выходя где в голову взбредет и не строя никаких планов заранее. Много лет Норма Джин хранила полосатый зонтик, купленный ей матерью в одну из их вылазок.

Но эти праздники омрачались частыми переменами настроения Глэдис. Порой та надолго замолкала, лишь изредка устало морщась: Порой болтала взахлеб и смеялась — и казалось, что ей немногим больше лет, чем ее дочке. А порой принималась мечтать вслух о том, как навсегда заберет свою девочку к. Они поселятся в маленьком домике, где непременно будут белые занавески и белый рояль, на котором Норма Джин научится играть. И никогда больше не расстанутся.

Немногим позже она станет главной фигурой в жизни Нормы Джин. Глэдис и Грейс снимали на двоих квартирку в Голливуде. Иногда девочку привозили после прогулки туда и оставляли ночевать.

В спальне Глэдис висели на стенах и стояли на комоде фотографии актеров. Ее слова прочно застряли в памяти Нормы Джин. Подруги, как и встарь, бредили кинематографом. Они гордились своей причастностью к нему, чувствовали себя жителями волшебной страны, хотя монотонная, донельзя прозаичная работа, которой они занимались, казалось, должна была бы лишить их иллюзий.

Гуляя с Нормой Джин среди вычурно-роскошных голливудских кинотеатров, больше похожих на сказочные дворцы, они говорили ей: Вероятно, тогда-то у Глэдис и Грейс и зародилась мысль: В самом деле, а кем же еще?!

Две дамы не только забавлялись, позволяя Норме Джин играть с содержимым своих косметичек, но и учили ее накладывать румяна и красить губы помадой. Сначала девочку осыпали приторными нежностями, а потом забывали про. И никто, даже мама и тетя Грейс, уже не обращали на Норму Джин внимания. Вдобавок все эти люди слишком громко и экзальтированно говорили и слишком много курили. Норме Джин становилось скучно, она замыкалась в себе и уже с меньшей тоской ждала того момента, когда вернется в Хоторн и Ида без улыбки прикажет ей поскорее переодеться и тщательно умыться.

Случалось, что Глэдис не заходила за Нормой Джин в уикэнд, пропуская встречу с дочерью ради свидания или модной вечеринки. Материнские чувства она проявляла бурно, но как-то спорадически, непостоянно… Есть свидетельства, что Ида Болендер всерьез подумывала официально удочерить девочку и говорила об этом с Глэдис.

Беседе якобы предшествовало мелодраматическое событие, о котором рассказывали дети друзей Боленд еров и которое подозрительно напоминает историю с покушением Деллы Монро на жизнь своей внучки.